Запах мира

По слезам прирученных мустангов

Я недавно только догадался,

Что тебе ни бусы и ни манго

Не нужны, и лучше б я остался..

— Я уезжаю.

— А я?

— Сам.

Одна. Снова. Мокро и холодно. Не удивляюсь. Со мной же не так. Другим бывает и хуже. Набираю побольше воздуха терплю. Думаю где добыть зелья отворотного. Выпить все самой ни с кем бы не делиться. Взять и нырнуть в изнанку мира. Там и остаться. Где все будет как в негативе так же как здесь только наоборот. Вместо злости принятие, вместо отвержения радость встречи, вместо обмана искренность и тепло, вместо одиночества желание прочувствовать и разделить что-то хорошее хоть и наспех выдуманное.

Желтый рай февральской бирюзою

Слепит наше северное зренье,

Жаль, что всех цветов не взять с собою

Для тебя с причудливых деревьев.

Глухой удар вывел меня из состояния ступора…

— Ты помнишь только один глухой удар при том, что правый бок твоей машины пропорот полностью от начала и до конца?

Реально только один. Еще помню было холодно и кажется очень мокро. Помню как дрожала мелкой и крупной дрожью и все спрашивала мир, что же со мной не так? Он отвечал как мог. Скандалами, чувством внутреннего и внешнего одиночества, людей что самоустранились образовав вакуум вокруг меня и моими претензиями — почему Ты не даешь мне то что Я хочу? Я всего лишь хочу мира и покоя, ну или радостного возбуждения, всего лишь чего-нибудь со знаком плюс по моим меркам. Но ты мудр, похоже, давать то что считаешь для меня до боли нужным.

— Какой вывод ты делаешь из всего этого?

— Что мир не предупреждает когда бьет наотмашь…

— Ой ли ?

И то правда. Что же это я? Он столько раз меня спасал, что нельзя такого говорить, даже сейчас. И когда прыгала с моста, и когда болталась по чужим городам и странам, и когда впускала в свою жизнь тех от кого бежать бы не оглядываясь. Спасал от осуждения и возмущения, от разрушения и разных потерь включая потерю памяти, которую просила трусливо и глупо сколько себя помню.

— Что же мне делать?

— Нюхай мир!

-Что?! Ерунда ерунда глупость!. А по-умному это дышать через раз, не помнить, что делала час назад, не понимать как попала из точки А в точку Б, не слышать звуков, не видеть фуру которая чуть не закончила мою дурацкую нелепую жизнь?! …И я стала нюхать, просто втягивать носом воздух раздувая ноздри как задыхающаяся лошадь. Машинально, не думая. Как будто это мой последний шанс наладить связь с Ним коль у нас легкие одни на двоих. Сначала ничего такого не происходило, а потом внезапно… Он — Мир, запах! Малиновым чаем, пластиком и сыростью метро, вишневыми сигаретами, пылью тротуаров, уличным шумом с выхлопными газами, пудренным театральным гримом и смесью весенних бабочек и влажной травы. Я стала различать мельчайшие запахи о которых раньше и не догадывалась. А потом я сделала еще одну вещь — я начала ходить, странно звучит, но разница огромна не просто машинально передвигать ноги, а идти осознанно вдумчиво хоть и без мыслей, когда чувствуешь ногами кроссовки и знаешь точно, что ими давишь прямо на землю. Что земля в это время дышит, и прогибается и что если открыть глаза и рассмотреть ее под ногами она окажется живой. А потом, совсем потом я посмотрела  вверх и увидела как распластался там на сером небе сливово-малиновый закат, и обнаружила, что если повертеть головой по сторонам (так сказать высший левел) то оказывается, что улицы, мощенные и не очень, со старыми авторитетными зданиями и молодыми «зелеными» многоэтажками, и совсем маленькими полуразрушенными зданьицами, которые хоть и осыпаются , а бодрятся, не сдаются  тоже живые, окнами моргают, цветами на подоконниках хвастаются и за каждым стеклом  (тоже не поверила б раньше) есть жизнь.Она бурлит и переливается красками и грязными весенними потоками, разными ароматами и манящими обещаниями, о том что все желанное произойдет как-то, где-то, рано или поздно, но обязательно с каждым, главное не терять нюх:)
Жаль, нельзя набрать в ладони ветер

И каскад, сползающей змеею.

Но, быть может, я срисую вечер

С ярко-красной, вспаханной землею.