Город непохожий ни на что вокруг

UzuALPCbzk8
«Нелепый, как кровь на цветах – мой бенефис..»

Солнце всеми силами пыталось пробиться сквозь плотные облака, облепившие небо над городом будто полиэтиленовым пакетом.
Я уже второй час брела рассматривая набережную огромного города и никак не могла его «почувствовать».
Во-первых, он абсолютно ничем не пах, вообще. Ни пылью земли, ни цветущей водой, ни едой, ни даже кофе!
Во-вторых, при довольно опрятной ухоженности парков и улиц все отдавало чем-то искусственным, как пластиковая на вкус клубника зимой. Ну а в-третьих, безликим он мне показался каким-то, безвкусным что ли. Как парк и дом нашего бывшего президента. И размах на небоскребы тут, и попытка старинных улочек, и многоуровневый сабвей с вагонами, с которыми его впервые запустили еще бородатым «тогда».
Люди, лежащие в шезлонгах в одежде вдоль реки, в которую без лодки войти нельзя, образцовая семья мама папа и двое детей ровненько, все в белых носочках, в воскресный полдень, восседающие на лавочке в парке и жующие одинаковое белое мороженное, много разных вариаций повсюду получить в руки флажек триколор (наверное реклама страны) и центральная улица города с небом полностью завешенным разноцветными голубями мира наводило на меня странное чувство. Неестественности, напряжения, натянутости, блеска которым блестит исключительно дешевая бижутерия.
— Тебе понравился город?
— Честно говоря нет,- я немного поежилась под ее осуждающим взглядом. – Нету в нем духа, что-ли.. Либо он моему чужд..
— А его тут никогда не было, — согласились со мной с другой стороны.
Но я уверена, что был.
Тогда, 20 лет назад мне казалось иначе. Это был город фонтанов и блинов, это был город самого вкусного пражского торта который я поливала сгущенкой и лопала ночью чтобы никто не видел. Это был город музеев и карет, это был город где эпизод из «ну погоди» — танец лебедей я увидела в самом настоящем Большом театре и все дети, что были там в тот момент своим диким смехом повергли в стыд всех взрослых, которые нас туда привели. Это был город где макдональдс считался праздником и самым вкусным местом на свете. Город где впервые в магазине можно было ходить между рядами и трогать все руками. А еще у этого города был «загород». Утопающий в сочной зелени фруктовых деревьев, полноводных реках с глинистым дном, когда ступив в воду и провалившись по колено я была очень удивлена (я то выросла вблизи горных речек), и великое множество монастырей.
Немного отпустило когда скормив уткам вафельный стаканчик от мороженного уткнулась лицом в траву на берегу озера. Трава была самой настоящей. И пахла блин наконец-то влагой и землей.
А потом, позже к вечеру, когда совсем стемнело и зелень погрузилась в темноту и в ней же засиял Университет как инопланетный дворец, «тот» город стал проступать. Тот интернациональный город который сейчас пытается держать строгую марку одной национальности и выглядит это так же естественно как «натуральный блонд» у негритянки. В почти черной зелени, в свете фар, среди затерявшихся улочек возле «нехорошей квартиры», что-то такое екнуло внутри. Живое воспоминание, что возможно когда-нибудь он напомнит своим жителям о былом. О дружелюбии, об искренности, об ином ответе на вопрос : скажите пожалуйста – нет, не дожидаясь собственно даже вопроса, о том что его «растят» и строят собственно ДЛЯ людей, а не НЕСМРОТРЯ НА то, что вокруг многое разрушается в том числе и чьи-то жизни. И возможно, я вернусь сюда когда-нибудь и он встретит меня снова живым, пусть не таким ярким, но дорогим платиновым блеском стоящего, знающего цену себе, жизни, миру, с живыми, а не бумажными голубями…. Возможно…
«Этот город не похожий ни на что вокруг
Улыбается прохожий ни за 5 минут
Помогает человеку верить в чудеса
Распускаются фонтаны прямо в небеса»