Холотропное дыхание при панических атаках

О том, что только дыхание связывает меня со всем миром, я еще раз убедилась пару недель назад.

Тогда впервые за год я снова попробовала холотропное дыхание.

Хотя с ним я дружу более 10 лет.

Но год назад со мной случились панические атаки, и я прекратила все практики, связанные с измененными состояниями сознания. Все же в конце ноября я снова лежала и интенсивно дышала в зале моей знакомой ведущей холотроного дыхания. Здесь я решила поделиться опытом “холотропки”, имея в анамнезе панические атаки.

Главный мой ужас панической атаки, это то, что я пропадаю. Как-будто мир есть, а меня в нем нет. И не помогает ни сосредоточиться на теле, ни на окружающих предметах. Я больше не часть мира. Я оторванная. И тогда вдогонку обычно появляется мысль, что весь этот мир мне вообще кажется. Это меня добивает окончательно. Возможно звучит это не так страшно, но ощущается хуже некуда.

Когда я паническими атаками только обзавелась, то пробовала спасаться по-разному, в том числе алкоголем. Оказалось, когда пьянею даже совсем чуть-чуть, становится гораздо хуже, потому что накатывающий ужас, во-первых, в секунду отрезвляет, а, во-вторых, пугает мыслью, что раз я нетрезвая — значит неадекватная. И тогда контролировать ничего не могу. Я тогда с первого же раза поняла, что счастливое пьянство мне определенно не светит. Когда я чувствовала, что теряю бдительность, то на меня обрушивалось все возможные кошмары: что мир — всего лишь иллюзия, что я могу как-то убить себя, неосознанно сделать что-то ужасное другим людям и тому подобное.

Зная все эти приколы, я боялась, что может случиться, как только начнется тетания. Тетания — это непроизвольное болезненное сокращение мышц, в простонародье люди описывают это как «выкручивает руки и ноги». Иногда это долго и неприятно, а иногда недолго и на этом особо не концентрируются. Но эти ощущения показывают, что холотропный процесс начался, и он уже не полностью подконтролен телу.

Когда я пару недель назад рискнула возобновить холотропку, то улеглась и мысленно приготовилась к пиздецу. И потом еще восемь раз встала и проверила, не наступлю ли я на еще одного участника, если буду вскакивать с мыслью «а не выброситься ли мне в окно», и наконец начала дышать. Но затем вдруг обнаружила удивительную вещь.Мое тело расслабилось. А вместе с ним — и сознание. И с каждым вдохом из кромешного черного ужаса проступала я и становилась явной. Я становилась частью происходящего, становилась частью мира. Многие соглашаются, и это совпадает с моими наблюдениями, что самое ценное ощущение в психоделическим опыте — это переживание себя как части чего-то одного целого. Очень важной части.

И в этот раз я снова почувствовала, что без меня мир – это картина без пазла в самой середине. Без меня эта картина испорчена. Она не целая, не оконченная. Без меня это всего лишь заготовка. Но это объяснение из ума, а переживание — это что-то вроде “я необходим” в самом прекрасном смысле этого слова.И что я, как я есть вот прямо сейчас — это самое идеальное “есть” на свете. И дыхание при “холотропке” мне это в очередной раз показало. Дыхание это вообще иногда единственное, что у человека остается — пока он может вдохнуть, еще не все кончено.

Оказалось, что дыхание просто вновь соединило меня с миром. И с моей сутью. И это было не страшно. Тело просто попало в свою стихию, в свой ритм, будто в подходящую среду обитания.

С тех пор не было ни одного намека на приступ панических атак.Было еще кое-что. Я поняла причину начала панических атак. и это оказалось совсем не то, на что я грешила раньше. О причинах и смыслах я писала здесь (https://www.vench.com.ua/panicheskie-ataki-psihoticheskij-epizod-trevozhnoe-rasstrojstvo/), а о своей личной истории когда-то расскажу, если звезды сойдутся.

Я еще раз убедилась, что дыхание может все. Поэтому когда я хочу, чтоб все поменялось, а потом боюсь, что все поменяется, я дышу. И все меняется.