Справедливости не существует

Забудь о том, о чем не знал, забудь мои слова
Не мной не сказаны слова, и ты о них забудь,
А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь
Так тихо плещется, такая теплая и ласковая, такая синяя и глубоко чистая…Да изумрудно-глубоко-чистая.
Где то в толще внутри зеленых глаз ее … водоворот. Поверху лазурь. Под ней тьма и смысл. Но если внутрь затянет, так и останусь без смысла в стерильной чистоте. В самой сути жизни. Насовсем. Не выныривая, забыв напрочь, что надо дышать.  И просто быть. Где-то там кем-то там, как-то так.
И тут внезапно в куче брызг что-то вырывает оттуда прямо за волосы. Одним емким словом.
-Прощай!
И что-то сразу поменялось. Навсегда.
Я по привычке хватаюсь руками за воздух, но идея так себе. Порвалось, оборвалось, закончилось, короче по факту больше не существует. А нового приспособления нету и все. Как хочешь так живи. Хоть плач.

Вот и живу, хотя плачу.

Несбывшееся. Одно из тысячи разочарований, одно из тысячи. Выбор сделан – потери оплаканы. По-другому никак. В смысле чтоб без потерь, то только в море. Для верующих прекрасная загробная жизнь, для неверующих ничего хорошего не ожидается. Перезагрузиться в матрице это врядли.

Неторопливо выходя босыми ногами на неудобную гальку и броситься бы бежать изо всех сил куда глаза глядят, но она заставляет остановиться и остаться …и быть.
Осторожно втягиваю носом воздух, не чувствуя запаха. Нету его для меня. Нету представлений, не с чем сравнить, остается стоять и дышать, чем есть.
Волна накатывает на камни, осторожно, цепко, охватывает ото всюду и нехотя медленно отступает и бежит сменяя его следующая более быстрая, замираю на миг растворяясь в звуке ее, почти не дышу, становлюсь ее звуком он мной …я есть..
Пустынный остров. С запахами хвои раскаленной на солнце. Кто дорого бы дал за  сосны на морском берегу, меня поймет. Наспех выдуманнаея  вода камни и чье-то чувство прекрасного создали это место. Похоже волшебное. Где дышится легко, но так осторожно, чтоб не дай бог не разрушить хрупкий мирок. Смотрю сквозь запотевший граненый стакан смоляного вина на море. И пока смотрю времени не существует. Даже волны застывают. А потом долго берегу свой взгляд над серебристым крылом, лелею ту часть, что осталась там навеки…быть. Прощалась впопыхах.  Вся тяжесть осознаваниятого того чему не суждено сбыться собиралась навалиться, но я удачно увернулась.

— Это все ерунда по сравнению с тем, что со мной случилось !
— По сравнению с неизлечимой болезнью качество жизни ерунда?… В смысле, то из чего состоит жизнь ерунда? То есть жизнь по сравнению со смертью ерунда?!
Моя живущая часть похоже, не согласна. Даже если в какой-то момент прежним все уже не будет. Даже перед лицом смерти.
Вероятно список приоритетов заметно меняется (что не хотела бы выяснить на себе), и само качество ее начинает зависеть от меньшего количества составляющих, но тогда и люди которые вносили в нее трудности и неприятности станут едва ли вхожи ближе…От них будет хотеться избавиться больше, чем от назойливой мухи быстро и точно навсегда.
— Я по прежнему не готова отказаться от своего мнения, хотя мне очень жаль, что с вами это произошло. Я никак не могла себя заставить думать иначе. Размышляя, что было бы если б жить мне осталось три дня. Готова была б просить прощения у тех кто на меня обижен по своим причинам, или у тех кому я пыталась  доказать свою правоту? Хотела ли бы я непременно завести прекрасные отношения с теми кто обидел меня? Хотела ли бы сказать недосказанное, отпустить не отпущенное, простить не прощенное, короче говоря глобально закончить все свои дела? Принимая внимание что уйти пришлось бы мне, а остальным нет, то и ответ мой отрицательный. И не потому что они могут не разделить мой запал, что кстати реально, а потому что чувства в контакте  с людьми для меня лично не составляют необходимый максимум переживания себя по настоящему живой в смысле счастливой. Есть кое-что намного более сильное.
Время подводить итоги уже второй раз за этот год напоминало мне о вечности. И я подводила их, неумело, зачастую мимо кассы и против себя, но за некую странную идею своей внутренней справедливости. Как будто существует какая-то мера боли или наказания. Но ведь нет ее. Каждый ведет собственную битву, сам считает потери и призы. Ни навязать их нельзя, ни занять чью-то чужую нишу в жизни. Ее выдалбливает каждый сам себе. В одиночестве. Когда рождается сам и умирает сам подводя итоги сам же. Сколько мне дано столько и надо как-то жить в эти времена которые выбрали меня. Жизнь то идет  и ей наплевать как я себя при этом чувствую.

За краем вечности, беспечности, конечности пурги —

Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз;

Мы не проснемся, не вернемся ни друг к другу, ни к другим

С обратной стороны зеркального стекла

 Внутрь меня вместилась вся голубая вода соленая,  теплая, терпкая. Снаружи осталось немного слез, где-то в районе лица, как обычно. Теперь прощать и прощаться всех привожу сюда. Пусть расскажут ему, морю о своем несбывшемся, а оно передаст мне всю свою соленую горечь до капельки.  О том можно ли простить кого-то кто не просил о прощении? Или это называется как угодно, но иначе отпустить, забыть, закрыть, запаять, уйти самой и никогда больше не подходить только не простить. Сколько в мире всего что страшно и отвратительно, однако, реально и существует. Это все один и тот же мир где прекрасные острова с золотыми пляжами граничат с ужасными свалками, где красивые люди проповедующие духовность и рай живут совсем рядом с нищетой, болезнями, и другими человеческими уродствами. Это все было Создано и продолжает Быть. Это все про тот же путь смирения где человеческая воля якобы совпадает с волей Того Кто Все Это Придумал. И если мы все здесь существа получающие человеческий опыт, то я лично считаю, что это очень плохой опыт быть человеком, учитывая что высшим левелом считается достижение абсолютного счастья, а вся человеческая жизнь это бег с жуткими препятствия просто с поправкой на ветер кому меньше больно кому больше, но в целом всем хорошо довольно условно. Я конечно не знаю плана Создателя, что должно получиться из нас в результате, но по-моему жестокая игра это типа как в детстве поотрывать мушке лапки крылья и посмотреть куда она долетит доползет..И находятся разные учителя которые учат как хорошо и правильно жить, как правильно делать то и это чтоб дойти туда, ну понятно куда, куда не факт, что они сами дошли, но кто ж в таком признается ну и конечно призывают кличем — мы делаем мир прекрасным. Странно только что мир, он существует уже долго, а кардинально другим не стал, на смену одним болезням пришли другие, на смену достигнутым удовольствиям новые потребности. И я подумала, а что если принять тот факт что этот мир лучше сделать нельзя? Что он никогда не станет другим. Что это просто такая идея дуальности — море и песок, мужчины и женщины, холод и тепло, ненависть и сострадание. Что меня и других просто забросило сюда не моей волей и выбраться сознательно не в моих силах.  А в моих только как-то проБыть здесь делая что-то что хоть ненадолго уменьшит боль, не бередить себе раны идеей  где-то существующих абсолютно счастливых, и что надо только постараться еще чуть-чуть, еще вот это или вот так вот и будет мне кусочек приза, а виновные и мешающие будут наказаны каким-то там законом бумеранга или еще чего-то. Что если никто никогда не будет ни наказан ни вознагражден? Что если нету ни правых ни виноватых? Что если каждый получит сполна всего, что сможет пережить на полную катушку, не по законам, не по религии, не по морде, а просто по-любому? И чувство надежды, которое как сказал мой любимый автор лишающее нас воли, отнимающее силы и связывающее по рукам и ногам, что справедливость восторжествует в сущности абсолютно нелепое. Потому что не может победить, то чего нет, в войне которая и есть сама жизнь.

 Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай,

Когда б за край — иди, прощай и помни обо мне!

Как близко край — а там туман,

Январь хохочет, вечно пьян,

Я заключен, как истукан, в кольце его огней…