Духовная составляющая вместе/вместо психотерапии

Пишу тебе и глядя на закат,
Как человек, отдавший жизнь за так,
Смотрю, бросаясь в жар или в озноб,
Как падает на землю небоскрёб.
Сплин
Туман медленно вползал на поляну. Я оглянулась. Я видела это впервые. Будто стена пара просто выходит из-за деревьев. Из тумана выбежала девушка и упала к нему на руки. Она громко рыдала и все повторяла: «Я не хочу, я так не хочу! Неужели нет другого способа?! Я боюсь! Вдруг я не выдержу?! Вдруг я совершу самоубийство!!? Лучше я пойду в терапию! И пусть на это уйдут годы!!…» Он как ребёнка гладил её по голове, молчал, улыбался «чеширской» улыбкой скрываемой туманными сумерками. С этой картинки будто начался мой отсчёт в изнанку собственной жизни. Я тоже боялась. Смутно представляя чего именно. Но в тот момент я твёрдо поняла чего. Её последняя фраза… Годы — это все что у меня есть. И их уже столько ушло!! Что я не готова больше отдать ни дня! И да, для этого, я считаю, нужны церемонии или ритуалы. Те которые, каждый выбирает себе сам. Мне близки индейцы, и северные и южные. И мне подходит, то что делали они. Это всегда испытание. Там всегда есть ответ. Это всегда точно обо мне, про меня, для меня. А потом пожалуйста, ассимиляция После в терапии, проработка страхов До в ней же. Как угодно. Но опыт, что прорастёт сквозь тело и душу за считанные дни-часы он останется в каждой клетке тела и памяти. И тогда после этого — я раз и навсегда, при любом раскладе, в любой ситуации, та которая…это сделала…
Не получить желаемое — это иногда и есть везение, говорили мудрые добавляя, что ты всегда получишь, то что тебе в самом деле необходимо. Молюсь, лишь бы жизни хватило, увидеть для чего.
Во мне из крайностей действительно рождается гармония. Когда из горячего чана прыгаешь в горную речку. Когда важный мне человек в исключительном для меня вопросе категорически со мной не согласен. Когда для того чтобы действительно расслабиться становится позарез нужно очень сильно напрячься. Когда приходится примириться, что мир не прогибается под лично мою идею о равенстве и справедливости. И что её точка отсчёта начинается точно не в том месте, где я вдруг о ней вспоминаю. Когда я милостиво допускаю не слишком справедливые, но всегда приятные «поправки к делу» по отношению ко мне, и готова стоять в несогласии «на смерть» в лояльности к другим — «мне не угодным». Когда тревога о будущем никак не меняет его, но напрочь портит настоящее. Когда злом оказываются, всего лишь разные представления о добре. Тогда и начинается этот отсчёт. К своей подлинности. Наедине с собой. Когда больше ничто не отражает меня. Ни люди, ни мнения, ни еда, ни развлечения. Просто я смотрю на мир, а он смотрит на меня. И вдруг воспоминание полных слез глаз напротив, что повторяют заезженные слова: прости меня, спасибо тебе, и вот это вот — я сожалению, как током включает все моё тело. Каким огромным смыслом наполняют они, все мои «беды». Про то что я и «они» были частями большого Замысла. Про то что моя боль, обида, злость, беспомощность сплетясь в страшный узел тогда, стала частью изысканного узора сейчас. Про то что и мои родители которые поступали не так как мне хотелось, и мои приятели на которых я надевала слово «друзья», разные «бывшие» на протяжении жизни учившие меня горькому опыту, все эти люди с которыми хотелось так, а получилось иначе в сущности тоже были частью обстоятельств о которых можно точно сказать — Я невозможно сожалею. И кубик рубик в моей голове из калейдоскопного месива превращается в ровные цвета на каждой Своей стороне. Вот тут друзья, а здесь семья, а вот родители которые дали то что дали и с этим я стала такой как сейчас. И эта я предпочитает проводить время в наполнении духовной составляющей любого дела которым занимаюсь. И возможно будь в моей жизни все попроще я бы в каких-нибудь «лабутенах» маялась от скуки на каких-нибудь островах с коктейлем в руке. Но вместо этого я болтаюсь по земле доставляя родственникам немало переживаний. Я завожу друзей за короткий период и отвечаю на удивлённые взгляды знакомых, мол как так две — три недели и ты говоришь мой друг, — да друг. Потому что интенсивность переживаний слишком велика, потому что была угроза жизни, потому что в такие ситуации мы видели друг друга насквозь, видели все то чего могли бы не знать годами встречаясь на кофе и «потрындеть» даже о «философски важном».
Я не рекламирую никакой способ, не считаю что каждому может помочь именно это и именно тогда, но пишу о том, что волнует меня. О моем поиске подлинности о моем поиске смыслов, о моей идее, что наверное совсем все человек теряет только вместе с жизнью, во всех других случаях есть выход, пусть не такой широкий и огромный как вход, но все же способ, шанс или малюсенькая возможность повернуть все в другую полярность. И мне кажется все таки лучше искать варианты думая так, чем наоборот, раз уж попал на эту планету пусть и не по своей осознанной воле:)
Пишу тебе, что я лечу домой,
Что скоро расставания долой,
Пишу, покуда красный светофор,
Пишу, пока не кончился айфон